Для изменения экспортной ориентации, диверсификации экономики нужна возможность проведения суверенной экономической политики, которой Армения лишена.

Доктор Ашот Егиазарян, ассоциированный эксперт АИМОБ Доктор Ашот Егиазарян, ассоциированный эксперт АИМОБ

Наш собеседник – доктор экономических наук Ашот Егиазарян.

Господин Егиазарян, новое правительство намерено использовать нестандартный инструментарий при реанимации экономики. О каких нестандартных решениях может идти речь и может ли правительство достичь успеха?

Давайте называть все своими именами. Дело в том, что после вступления Армении в Евразийский союз правительство не может разрабатывать программы, содержащие внешнеэкономическую компоненту. То есть, по этой части программа правительства уже невыгодно отличается от всех прежних программ. Фактически, у нас уже нет инструментария по проведению суверенной экономической политики. Это повышает уязвимость и изолированность нашей экономики, со всеми вытекающими последствиями.

Если, говоря о нестандартных решениях, имеют в виду улучшение государственного менеджмента, реформы, эффективное использование государственных средств, борьбу с коррупцией, то все эти инструменты были частью программы сотрудничества с Евросоюзом. В отличие от многих стран ЕАЭС, Армения прошла долгий путь реформ и в этом смысле ближе к европейским стандартам. Все это включено в программу, но можно ли говорить об их жизнеспособности, если у Армении нет инструментария по продолжению сотрудничества с ЕС. Получается, что это все лишь декларации, они не могут быть имплементированы, если процессы будут продолжаться в рамках ЕАЭС, если вся политика наполняется не европейским, как прежде, а евразийским содержанием и духом.

Исходя из всего этого, программу правительства нельзя считать программой суверенного государства и правительства.

После вступления в ЕАЭС почти прекратились инвестиции в Армении. Правительство заявляет о намерении привлечь международных инвесторов. Насколько это возможно?

Инвестиции не потекут в страну сразу после законодательных изменений и декларирования намерения о создании благоприятной инвестиционной среды. Тем более, все это крайне сомнительно, потому что мы согласились стать частью экономического пространства, где правила игры совершенно иные. Как мы можем использовать ЕАЭС в своих интересах? Это абсурд. Это нам придется адаптироваться к ЕАЭС, а в этом союзе не может быть в одной стране благоприятная среда, а в другой – нет. Правила должны быть общие. И второе – инвестиции в мире осуществляются зонально. Армения не входит в зону, где осуществляются инвестиции. Если Армения станет частью европейской зоны, это правило сыграет в пользу Армении. Но сейчас мы является частью пространства, в отношении которого применяются санкции. Это не может быть позитивным знаком для инвесторов.

Правительство также в качестве перспектив развития рассматривает наращивание экспорта. Вы видите реальные возможности для этого?

Само по себе намерение о наращивании экспорта, который должен обеспечить экономический прирост, правильно. Но это только слова. Для изменения экспортной ориентации, диверсификации экономики нужна возможность проведения суверенной экономической политики, которой Армения лишена. С одной стороны делаются заявления, с другой лишают инструментария. Зачем декларировать, если не сможешь выполнять? Диверсификация экспорта и экономики присуща развитым экономическим зонам. Но если Армения является частью неразвитой зоны, о чем можно говорить?

В мире есть зоны с диверсифицированной экономикой и зоны с подчеркнуто сырьевой направленностью. Армения сейчас лишена возможности развивать свою экономику. Нам предлагали такую возможность, но мы отказались. Не всем странам Евросоюз это предлагает, нам предложили, а мы, увы, отклонили предложение.

Роза Ованнисян

22.10.2016

Источник: "Лрагир"