Фото из газеты «Аравот»
Автор: Ruben Mehrabyan

Очевидно, что в вышеприведенной цепочке имеет место какой-то серьезный разрыв алгоритма. Это как нечто вроде аксиомы, что смысл любых выборов состоит именно в том, чтобы сформировалась именно власть национального согласия.

Фото из газеты «Аравот» Фото: Фото из газеты «Аравот»

И «механически» будет у нас власть национального согласия

«На данной стадии наша цель заключается также в формировании и власти национального согласия, при которой реализация решений будет находиться в пределах ответственности поля широкого консенсуса. … Заверяю, что спустя буквально месяцы у нас будет именно такое правительство, именно такая власть», – это цитата из выступления президента Армении Сержа Саргсяна от 1-го августа, последовавшего после сложения оружия вооруженной группой, захватившей полк ППС Полиции.

Получается, фактически, нынешняя власть – не власть национального согласия? И реализация ее решений не находится в пределах ответственности поля широкого консенсуса? По сути, судя по цитате, так и получается. 

А почему нынешняя власть Армении, сформировавшаяся по результатам парламентских и президентских выборов, не является властью национального согласия? Кроме того, нынешнее правительство, сформировавшееся после активности «троек-четверок», получается, не реализует решения в пределах ответственности поля широкого консенсуса? А почему не реализует? И как это случилось, что выборы прошли свободно, справедливо, прозрачно, «шаг вперед» и все такое, однако, сформировавшаяся по их итогам власть получилась не национального согласия, и сейчас ставится задача, чтобы спустя буквально месяцы у нас было именно такое правительство, именно такая власть?

Очевидно, что в вышеприведенной цепочке имеет место какой-то серьезный разрыв алгоритма. Это как нечто вроде аксиомы, что смысл любых выборов состоит именно в том, чтобы сформировалась именно власть национального согласия. И когда согласно полученному от нации согласию, как то – большинством голосов, формируется власть и правительство, то они автоматически становятся именно что властью и правительством национального согласия. И наоборот, если нация дает согласие на нечто одно, но в результате получает нечто другое, находящееся вне этого согласия, то такая власть, также автоматически, не является властью национального согласия.

Все это, конечно, из области абстрактно-теоретических, но и в то же время практически оправданных рассуждений, необходимых для упрощения задачи и ее решения.

Стало быть, выборы, по итогам которых сформировалась нынешняя власть и правительство, свободными и справедливыми не были. То есть, нация избрала, дала свое согласие на нечто, но получила нечто другое – другую власть, которая – не «национального согласия».

Да и вообще, в чем смысл этого термина, если выборы будут проведены свободно, справедливо и прозрачно? Конечно, в словосочетании «власть национального согласия», на первый взгляд, есть что-то магическое. Но уже со второго взгляда нетрудно сделать вывод, что рядом с нынешней властью, нынешним правительством это словосочетание не «уживается» именно по той причине, что есть проблема с выборами. Может об этом и нужно было говорить?

Между тем, цивилизованный мир давно сформировал и успешно применяет стандарты формирования легитимной власти, следовать которым Армения обязалась на уровне международного обязательства. И вот говорится, что буквально месяцы спустя… (см. цитату). Теперь как, «работающая» во время выборов машина по воспроизводству будет демонтирована? Олигархи-«благотворители» и дворовые авторитеты, которые, конечно, тоже «благотворители», хоть и более локальные, больше не будут подкупать или запугивать избирателей? Полицейские и криминал «единым фронтом» не будут оказывать давление на доверенных лиц кандидатов, выступающих против «партии власти»? Налоговая и таможенная службы больше не будут «душить» всех тех, кто предоставил помещения или материальные средства, или же просто оказал моральное содействие оппозиционерам?

Если суть и качество выборов останется на «традиционном» уровне и, скажем, Галуст Саакян будет констатировать, что они прошли «лучше, чем в Азербайджане», то проблема в связи с «национальным согласием» так и останется нерешенной. Конечно, в следующий раз можно пообещать, скажем, правительство «согласия еще больше национального» или «национального еще большего согласия» и что-то более интересное, но все равно, проблема не только останется нерешенной, но и будет уже чревата чрезвычайно опасными последствиями, о чем Серж Саргсян подробно говорил в том же выступлении.

Образ действий ближневосточных или латиноамериканских коррумпированных военно-полицейских режимов образца 60-70-ых годов и их противников – вооруженных радикальных группировок, несомненно, в корне чужды армянскому народу, и им нет места, и не должно быть места в Армении. И чтобы избежать этого – есть только один способ: демонтируйте эту машину фальсификации выборов и идите на действительно свободные, справедливые и прозрачные выборы в соответствии с международными стандартами и международными обязательствами Армении. Задача очень проста: сформированная по их итогам власть и правительство просто не может не быть властью и правительством «национального согласия»!

09.08.2016г 

Источник: Газета «Аравот»