Автор: Ruben Mehrabyan

После «замороженных» 22 лет, прошедших после заключения трехстороннего соглашения о перемирии, ситуация вокруг Нагорно-Карабахского конфликта взорвалась в апреле 2016г.

Фото:

2016-й год уходит в историю и становится частью, мягко говоря, не самой славной и лучшей ее главы.

Наши крупнейшие соседи – Иран и Турция – вовлечены в грязный и кровопролитный конфликт в Сирии и принимают в нем непосредственное участие. Наш северный сосед, Грузия, продолжает на фоне противостояния с Россией свой дрейф на Запад, но было бы преувеличением сказать, что после октябрьских выборов она вышла окрепшей, ее путь стал безоблачнее, а перспективы – яснее.

Наш «стратегический союзник» Россия продолжает «бессмысленное и беспощадное» противостояние с Западом, обретающее все новые черты и гораздо большую жесткость, и продолжает движение путем Советской империи, с поразительной точностью повторяя ее роковые шаги.«Брекзит» в ЕС и избрание Трампа в США –две вершины видимой части айсберга под названием «Запад» — отразили институциональный кризис либеральных демократий, который без преувеличения можно назвать беспрецедентным с 30-х годов 20-го века. И неудивительно, что Восточное Партнерство ЕС разлетелось вместе со стратегией сближения европейских постсоветских стран с Объединенной Европой, евроэнтузиазм остался уделом евробюрократов, и то лишь в риторике, хоть и сама идея, как и ее понимание, не исчезли никуда и не исчезнут никогда, и однажды вновь вернутся в практическую плоскость. Но кто сегодня остался ее носителем перед поднявшимся «девятым валом» безответственного популизма на политических аренах Европы, где саму идею ставят под вопрос? И что этому всему готова противопоставить нынешняя генерация европейских политиков, состоящая, за рядом исключений, зачастую из бухгалтеров, бюрократов, а также оторванных от реалий, не представляющих причинно-следственные связи в сложном европейском организме конъюнктурщиков, для которых принципиальность эквивалентна «отсутствию гибкости» и «неспособности к компромиссу», а словосочетание «уроки истории» — просто «старье» и пустой звон.

Естественно, что все это берет начало не с 2016-го, а гораздо раньше. «Перезагрузка» в США и «шредеризация» в Европе, породившие сегодняшних авторитарных монстров и их малых детищ, как уже стало ясно постфактум, запустили процесс ревизии международного порядка, сложившегося по итогам Второй мировой и Холодной войны, а международные институты своей беспомощностью породили ревизионистские соблазны, особенно для авторитарных режимов. «Нам можно все!»: походы на соседей, закручивание гаек внутри, «затыкание» прессы, беспредел с правами и свободами граждан и безнаказанность способна придать этим трендам самый кровавый характер. По линиям тектонических разломов, проходящих по регионам-«перекресткам» как наш, замороженные конфликты превратились во «взведенные пистолеты», нацеленные в сердце Свободы.

После «замороженных» 22 лет, прошедших после заключения трехстороннего соглашения о перемирии, ситуация вокруг Нагорно-Карабахского конфликта взорвалась в апреле 2016г.. Нам противостоит авторитарный режим, для которого вражда с нами – незаменимый источник кажущейся незыблемости, у нас в «друзьях» другой, имперский авторитарный режим, для которого вражда с Америкой и Западом остается таким же незаменимым источником такой же кажущейся незыблемости, и они – «важные стратегические партнеры» друг для друга. Это наш «стратегический союзник» дал Алиеву оружие, отмашку и время, чтобы за счет наших интересов увеличить свое присутствие в регионе, провозглашенном «ближним зарубежьем». Армянская сторона выстояла, затем укрепила линию соприкосновения, но политических уроков не извлекла. Более того, и свидетельством тому – Армения подписала соглашение, по которому передала Москве в подчинение «только в военное время» один из армейских корпусов для «совместной группировки войск».

Сразу после рождественских каникул Армения вступит в предвыборную борьбу и затем в новый избирательный цикл. В условиях сегодняшних реалий для нас это означает период турбулентности, и не факт, что мы выйдем из него в 2018 г. не то что окрепшими, но хотя бы без потерь, если не сделать должных практических выводов.

А армянским политическим силам, судя по закритически высокому градусу политической неадекватности отдельных субъектов, порой кажется, что при таком опасном соседстве и при таком ходе событий «авось пронесет», как «пронесло» в Четырехдневной войне. В содержательном плане армянские политические силы, за исключением единиц, молчат, а их риторика – всего лишь предвыборные «шумовые помехи» в политической пустоте. Это не то, что должно было быть в воюющей стране несколько месяцев спустя после войны.

Армения идет к «проблеме-2018» — периоду, когда завершится срок президентства Сержа Саргсяна, идет безо всяких представлений, что есть хорошо и что есть плохо. Есть только смутное «все плохо», «ничего не изменится» и нет «что делать?», если отбросить словесную шелуху.

Наше опасное соседство в лице Турции, погрязшей в Сирийской войне и поставившей репрессии на конвейер, и Азербайджана, где нефтяная труба и права граждан чахнут не в пример разговорам о реванше над армянами, топчущий армянскую государственность путинский «сапог» на фоне «научных» объяснений армянских чиновников и политиков о его «благотворности» для наших интересов, полнейшая неразбериха на Западе, где пока не разобрались даже во многих внутренних вопросах, не говоря уже об Украине, аннексированном Крыме – все это формирует довольно жуткую картину того, что мы оказались в международных «джунглях», где вопрос решает не сила права, а право силы, и мы следуем в них с каким-то неадекватным молчаливым фатализмом. Настолько неадекватным, что он напоминает сбой в опознавательной системе «свой-чужой», выдающей чужих за своих, а своих – за чужих.

Система политических решений у нас больна и неспособна выяснить источник «болей» и даже принять удобное «положение» — позиционировать так, чтобы избежать хотя бы усиления этих «болей», которые мы почему-то терпим с началом Независимости. И с таким политическим багажом, с таким отрицательным балансом достижений и потерь мы вступаем в полный рисков год 2017-й.

Да, несомненно правы те, у которых ответ на любые общественно значимые вопросы звучит одинаково – «все плохо». Но правы лишь отчасти. Если так, то все намного хуже, ибо чуда не будет. Или дважды не будет. Однажды оно уже было: это вернувшаяся на мировую арену после развала Советской империи Независимая Армения. Наш «союзник» это чудо называет «великой геополитической катастрофой» и продолжает «строить» свой «русский мир». Наш «союзник», как и его «духовно близкие» авторитарные режимы, стратегически и исторически обречены. Однако, наш выигрыш от неизбежного их провала нам нужно ковать уже сегодня, уже сейчас, ибо он нам на головы на упадет как манна небесная.

«Новая» идея «нации-армии» — это всего лишь превратное представление ответа на сегодняшние вызовы. Да, война стучится к нам в двери. Но только свободная нация свободных людей способна формировать армию, способную защитить ее место под солнцем, а посягательства на Свободу лишь ломают ее изнутри. И основная часть предстоящей тяжелой работы – не столько в армии, сколько вне ее – в самом государстве и обществе. Ведь Армия – это всего лишь инструмент государства и общества, состояние которой – следствие и производное всей совокупности их мотивированности и состоятельности. Свобода может временно отступить, но исторически она не может не победить, и ход Истории – просто тому свидетельством. Похоже, мы этого в своей общности пока не поняли, и вступаем в новый год с непониманием ряда такого рода жизненно важных причинно-следственных связей. Но этот вызов – это еще и шанс, и реализовать его – наша часть общечеловеческого долга перед Цивилизацией.

27.12.2016

Источник: "Аналитикон"