Армения имеет возможности для диверсификации своих политик, и в этом отношении уже парафированное и готовое к окончательному подписанию Соглашение с Европейским Союзом о всеобъемлющем и расширенном партнерстве (СЕРА) эти возможности в значительной мере расширяет.

Президент Российской Федерации Владимир Путин Фото: Президент Российской Федерации Владимир Путин

ВВЕДЕНИЕ

Политика России в отношении постсоветских государств в совокупности укладывается в единую логику, независимо от того, в какой степени системно она формулируется теми, кто эту политику осуществляет. Логика, алгоритмы этой политики сложились далеко не сегодня и не содержат ничего новаторского в принципе, однако, в инструменты и методику реализации привнесены инновации революционного характера, связанные с мировой информационной революцией, и в деле пользования ее достижениями для продвижения своих задач Россия и ее руководство заняли передовые позиции, а в некоторых компонентах их можно назвать пионерами.

«Доктрину Путина» как таковую мы не найдем в сформулированном виде в основополагающих внешнеполитических документах России. Как и «Доктрина Брежнева»[1] советского времени, ее составляющие складываются из нескольких важных публичных речей Владимира Путина с начала 2000-ых, принятых концепций и доктрин по отдельным сферам[2], знаковых комментариев и выступлений ряда российских политиков – в комплексе с практической политикой РФ постсоветского периода.

«Доктрину Брежнева» как таковую сформулировали западные политики и политологи после его речи на съезде польских коммунистов в 1968г, увидев в нем политико-идеологическое обоснование и оправдание уже проводимой к тому времени политики вмешательства во внутренние дела стран социалистического «лагеря», смысл которой – обеспечение стабильности политического курса этих субъектов, направленного на тесное сотрудничество с СССР, признание его доминирования в этом «лагере», объединенном коммунистической идеологией. Эту доктрину назвали также «доктриной ограниченного суверенитета» стран, входящих в советский «лагерь».

Related image

 

О СУЩНОСТИ «ДОКТРИНЫ ПУТИНА»

Советский лидер в 1968г в Варшаве заявил: «И когда внутренние и внешние силы, враждебные социализму, пытаются повернуть развитие какой-либо социалистической страны в направлении реставрации капиталистических порядков, когда возникает угроза делу социализма в этой стране, угроза безопасности социалистического содружества в целом — это уже становится не только проблемой народа данной страны, но и общей проблемой, заботой всех социалистических стран».

«Доктрина Путина», уходящая корнями в брежневскую, в отличие от своей «предтечи» лишена всякой идеологии и реализуется, естественно, в совершенно иных внутренних и внешних условиях, а к «Евразийству», «Русскому миру» идеология применима с приставкой «псевдо-» при всем при том, что одинаково отвергает либеральные ценности и направлена на системное ослабление Запада.

Однако, в силу фундаментального изменения соотношения сил и ресурсов, если доктрина ограниченного суверенитета при Брежневе реализовывалась по всему миру, то при Путине – лишь на постсоветском пространстве, где, согласно «Концепции внешней политики РФ» от 12.02.2013г, «Россия считает приоритетной задачу формирования Евразийского экономического союза, призванного не только максимально задействовать взаимовыгодные хозяйственные связи на пространстве СНГ, но и стать определяющей будущее стран Содружества моделью объединения, открытого для других государств»[3].

Related imageСо вступлением в должность президента РФ В.Путина в политический обиход СМИ вошло определение «путинизм»[4], объединяющее характерные черты его правления, а термин «Доктрина Путина»[5] появилась уже в марте 2013г.

В частности, в статье под таким названием американский эксперт по России и бывш. СССР Леон Арон отмечает, что в российской политической элите одной из важнейших составляющих внешнеполитического консенсуса является региональная гегемония:

«Для достижения этой цели Москва стремится к новой политической, экономической, военной и культурной интеграции стран бывшего советского блока под руководством России»[6], добавляя, что речь идет о попытке «финляндизации» постсоветских государств, напоминающей советские времена, когда «Москва в период холодной войны контролировала внешнюю политику Финляндии».

В рамках такой схемы Москва позволяет своим соседям самостоятельно выбирать свои внутриполитические и экономические системы, однако сохраняет за собой последнее слово в вопросах их внешней ориентации.

«Соответственно, Кремль занимает очень жесткую позицию в отношении тех бывших советских республик, которые стремятся переориентировать свою внешнюю политику», - констатирует эксперт.

Организации, созданные по инициативе России, как ОДКБ, ЕАЭС, играют роль инструментов реализации[7] «Доктрины Путина», и вопрос членства отдельных государств постсоветского пространства в них становился причиной кризиса или драматических событий, как 3-е сентября в Армении, когда президент Армении в Москве заявил об отказе от Соглашения об Ассоциации с ЕС и намерении вступить в Евразийский союз, как отказ президента Украины Виктора Януковича подписать уже парафированное Соглашение страны с ЕС, что привело к массовым протестам на Майдане в Киеве, развалу его власти, а за этим последовали аннексия Крыма и оккупация части Донецкой и Луганской областей Украины Россией и формированию еще одного «замороженного конфликта».

Image result for майдан

Для политики России включение постсоветских стран в ее союзы, на данный момент – в первую очередь в ЕАЭС, становится принципиально важным, и рычаги «замороженных конфликтов» Москва широко использует для достижения своих внешнеполитических целей, увязывая условия их возможного решения с членством в ЕАЭС.

 
 
«Если мы хотим мира на Кавказе, надо весь Кавказ интегрировать в ЕАЭС», - заявил[8] в Ереване советник Путина по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

Но это – лишь региональное отражение того глобального видения миропорядка, которое озвучивает военно-политическое руководство в Москве.

В знаковой статье «Будущий миропорядок»[9] близкий к Кремлю эксперт по международным отношениям Сергей Караганов, излагая главные тезисы своего выступления на тему «Что после "либерального мирового порядка?"», подчеркивает, что

 
 
«лучше новую модель мироустройства начинать строить с предложенного Россией и поддержанного Китаем партнерства Большой Евразии, включающего Европу. И с совпадающего с ним китайского Одного пояса – Одного пути, поддержанного Россией. В старой Атлантике нового, похоже, не зародится».

В его представлении, для установления нового миропорядка «дорога будет опасной и долгой. Лет на 15», и «этот мировой порядок будет гораздо более свободным, чем нынешний, уже гораздо более свободный, чем многие прежние. Уже сейчас навязывание политических систем, культурных и человеческих ценностей становится все труднее. От чего на Западе многие и заламывают руки»[10].

Image result for Multi polar world of PutinДнями позже Караганов заявляет, что началась новая Холодная война между Россией и Западом, а также Китаем и Западом, поскольку «на Западе жадно решили прихватить бывшие российские и советские активы», а также потому что США все жестче сдерживают Китай, пытаясь не допустить расширения зоны его влияния в Тихом океане», и «сыпется либеральный экономический порядок, который был установлен на Западе после Второй мировой войны и потом распространен на весь мир»[11].

Политические подходы, положившие начало «Доктрине Путина», сформировались еще в период президентства Б.Ельцина, и они озвучивались на самом высоком уровне. Заслуживает внимания доклад[12] Анатолия Громыко, сына известного главы МИД СССР в 1957-85гг, на заседании Комитета Госдумы РФ по геополитике 19 декабря 1996, посвященном 90-летию Леонида Брежнева.

Говоря о «доктрине Брежнева», он признается, что формально она не существовала, но по существу – да. Он призвал восстановить эти подходы в процессе становления внешней политики постсоветской России:

 
«…сейчас всем видно, что идет настоящая борьба в плане вытеснения России с геополитического пространства бывшего Советского Союза. В этой борьбе многое зависит оттого, насколько трезво российское руководство будет оценивать складывающуюся ситуацию. Если оно не отбросит такие заблуждения, что мировая политика – это салон по обмену любезностями, что Россия одержала в результате окончания холодной войны победу, то есть благодушные розовые настроения, то нашу страну постигнет новый катаклизм – Россия распадется, Сибирь уйдет, государство Московия останется»[13]. 
 

Related image

«Это государство было утеряно при Горбачеве. Напрочь утеряно! Путается в геополитических реалиях нынешнее руководство страны. В результате мы, имеем то, что имеем. Россия не владеет Крымом, даже Севастополем! Украина медленно дрейфует в сторону Запада. Проливы, Черное и Средиземное море контролируются Турцией. На контроль Каспия с его огромными запасами нефти претендуют все кому не лень. Калининградская область оказалась отрезанной от остальной территории государства. Потерян важнейший стратегический плацдарм - Прибалтика, где Россией не оформлена в собственность или в аренду ни одна военно-морская база!», - сокрушался А.Громыко и призвал: «Россия не должна набиваться кому-то в друзья, необходимо проводить твердую политику по защите своих национальных интересов. Расширению НАТО на Восток должно быть оказано жестокое сопротивление. Сейчас говорят "жесткое", но я бы сказал "чувствительное для Запада сопротивление". Как сделать это, пусть думают государственные деятели. Допустить слабость в этом вопросе сейчас - в скором будущем будут на порядок возросшие трудности. Россия должна занять четкую позицию: ее границы неприкосновенны, СНГ - зона ее жизненных интересов»[14].

Россия считает, что она проиграла в Холодной войне, в результате которой развалился СССР и коммунистический лагерь, исключительно из-за просчетов и бездарного руководства страной Горбачевым, Ельциным и их командами.

Image result for cold war end

Председатель комитета Совета Федерации РФ по международным делам Константин Косачев утверждает[15], что происходящее вокруг России и ее президента носит системный характер. По его мнению, это явления, которые начались еще четверть века назад - после окончания Холодной войны:

 
«Запад посчитал себя в этой войне победителем. Он посчитал, что весь мир уже у его ног и что мир окончательно стал однополярным. Фактически единственная сила, которая выступила против концепции однополярного мира – это Россия. И то, что мир сейчас многополярен, то, что у Запада нет монополии на решение глобальных проблем в исключительно собственных интересах, это, безусловно, заслуга России».

Глава Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов в своей концептуальной статье «Ценность науки в предвидении»[16] еще в феврале 2013г подчеркивает, что

 
 
«возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия», добавляя, что «дистанционное бесконтактное воздействие на противника становится главным способом достижения целей боя и операции».

Фактически, сформулированная генералом Герасимовым концепция укладывается в постулат Сунь-цзы «лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь», и полноценно и систематизированно отражает новую методологию и планирование продвижения российской политики на указанный Карагановым период в 15 лет, в условиях, когда мир погрузился в «первую мировую гибридную войну» [17],[18].

 

 
«Благодаря интернету и социальным сетям, стали возможны операции, о которых советские специалисты по психологической войне могли только мечтать. Теперь можно перевернуть в стране у противника все вверх дном исключительно с помощью информации», - подчеркивает[19] Молли Маккью, специалист по информационным войнам.

 

АРМЯНСКИЙ «ФРОНТ» В «ДОКТРИНЕ ПУТИНА»: НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ГИБРИДНАЯ ВОЙНА МОСКВЫ ПРОТИВ АРМЕНИИ

Армения, как единственная страна в регионе Южного Кавказа, не имеющая границы с РФ, и наиболее уязвимая в геополитическом отношении, играет ключевую роль в военно-политическом присутствии России в регионе.

После теракта в Армянском парламенте 27 октября 1999г у России открылся широкий простор для обретения экономических, военных и политических рычагов в Армении, позволивших ей в последующем оказывать фатальное воздействие на армянскую политику. Игорь Эйдман отмечает:

«В российском коммерческом рейдерстве часто применяется такая тактика: вначале рейдеры подкупают высший менеджмент предприятия, потом он помогает чужаку захватить актив. А если руководителя подкупить не удается, рейдеры пытаются устранить его обычно с помощью заказного уголовного дела. Путин и его люди прошли суровую школу коммерческих войн 90-х годов, активно участвовали в переделе собственности в Питере и окрестностях. Они привыкли добиваться результатов именно такими методами. Видимо этот опыт подсказал путинской олигархии идею гибридной войны против зарубежных, прежде всего западных стран. Кремль пытается в важных для него государствах "сменить менеджмент", помочь своим ставленникам прийти к власти, а потом с их помощью "приватизировать актив", то есть подчинить себе политику страны. Только вместо наезда продажных ментов путинские рейдеры используют информационную войну, хакерские атаки, распространение компромата, черный пиар на выборах и т.д.», и добавляет, что в настоящее время Россия предприняла рейдерскую атаку на весь мир[20].

Еще во время Карабахской войны 1991-94г Россия в зоне конфликта предпринимала шаги, направленные на расширение своего влияния в регионе. Летнее наступление азербайджанских войск 1992г на севере Нагорного Карабаха, в результате которого 58% территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области оказалось под контролем Баку, прошло при решающей роли[21] российских военных – 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизии под командованием будущего главкома Воздушно-десантных войск ВС РФ Владимира Шаманова[22].

После заключенного соглашения об установлении режима прекращения огня Россия перешла на сугубо невоенные методы воздействия, в которых информационная составляющая стала играть все более важную, а в настоящее время - ведущую роль. 

В период 2000-2008гг, когда сфера за сферой в армянской экономике переходили под российский контроль, основное место в организации «безболезненности» этого перехода отводилось манипуляциям на основе «традиционной» мифологии, когда очевидно невыгодные с точки зрения интересов Республики Армения сделки представлялись как выгодные[23], вдобавок к этому, представители власти в своих заявлениях по разным поводам утверждали, что эта сделка «укрепляет традиционные армяно-российские отношения», «стратегический союз» и т.п.

С началом августовской войны 2008г против Грузии в российской политике в постсоветском пространстве вновь нарастает удельный вес военной и военно-технической компонент. При этом, модернизированной информационной составляющей Москва начинает отводить первоочередную роль.

Image result for Igor Eidman

В частности, Пятидневная война против Грузии проходила в активном сопровождении прямого эфира, прямых включений пресс-службы МО РФ, интенсивной пропагандой со стороны СМИ «справедливого характера» войны. Было очевидно, что Москва извлекла уроки из первой войны против Чеченской республики, когда небольшая группа сотрудников из чеченского пресс-центра во главе с М.Удуговым, фактически, деморализовала Москву, вынудив заключить перемирие и признать де-факто сложившиеся реалии.

С 2010г Москва начала крупномасштабные поставки вооружения в Азербайджан, в том числе наступательного, и военно-политическая ситуация в зоне Нагорно-Карабахского конфликта, основывающаяся на относительном балансе сил, оказалась под угрозой, что стало самым серьезным внешним вызовом для Армении за период Независимости.

Можно считать, что с этого времени Москва создала и вооружилась новым инструментом шантажа Армении – фактором угрозы возобновления широкомасштабной войны против Армении и Нагорного Карабаха (Арцаха). Этот фактор стал самым весомым в деле принуждения Армении в принятии решения об отказе от Соглашения об Ассоциации с ЕС 3-го сентября в 2013г, а также открыла новый простор и стала удобным фоном для информационных манипуляций, направленных на запугивание политического поля и вообще граждан Армении, дискредитацию отношений Армении с Европейским Союзом и с Западом в целом, самого Запада как такового, европейской модели государства и европейских ценностей.

Image result for April war in karabakh

К этому периоду российская политика в постсоветском пространстве и позиционирование РФ на международной арене стали обретать наиболее агрессивные черты. Впервые после крушения нацистской Германии в 1945г в Европе появился агрессор в лице Москвы, который в нарушение собственных же международных обязательств военным путем посягнул на суверенитет соседнего государства – Украины, и аннексировал его часть – Крым. Параллельно с этим, Россия развязала информационную войну против не только Украины, но и всего Запада, и учитывая ее разрушительный эффект, эта кампания получила название «гибридной войны». Как указывает в книге «Гибридная агрессия России: уроки для Европы» украинский политолог Евгений Магда, впервые термин «гибридная комплексная война» публично использовал в 2009г министр обороны США Роберт Гейтс:

 
 
«Мы должны посмотреть на другие элементы [будущих вооруженных сил]… и определить, что будет наиболее подходящим для защиты в конфликте, который я бы назвал гибридными комплексными войнами…»[24].

Современную гибридную агрессию, невозможно представить без следующих семи компонентов:
1. информационно-пропагандистские;
2. политико-дипломатические;
3. торгово-экономические с элементами лоббистско-коррупционных;
4. энергетические и инфраструктурные;
5. разведывательно-диверсионно-партизанские;
6. регулярные боевые действия;
7. возможность ограниченного применения тактического ядерного оружия[25].

Image result for Hybrid warfare russia

Гибридную войну можно в общих чертах определить, согласно украинскому эксперту,

 
 
«как совокупность заранее подготовленных и оперативно реализованных действий военного, дипломатического, экономического, информационного характера, направленных на достижение стратегических целей. Ее ключевая цель – подчинение интересов одного государства другому в условиях формального сохранения политического устройства страны-жертвы»[26].

Тем самым, в своих действиях по подчинению интересов Армении собственным Россия из вышеприведенных семи компонентов сполна применяет первые четыре, пятый – частично, хотя для использования в полной мере у нее на территории Армении наличествует вся необходимая инфраструктура, а шестой – совместно с Азербайджаном, для чего и наращивает его военный потенциал.

Применением информационно-пропагандистской составляющей занимается высокопрофессиональная и мотивированная группа людей, ставших «лицами российской пропаганды» - Дмитрий Киселев, Маргарита Симоньян и др, в распоряжении которых внушительные бюджеты и вертикально-интегрированные, эффективные информационные структуры, работающие по единому замыслу и скрепленные почти военной дисциплиной. Тогда как противодействующие ей институты на Западе и в постсоветских странах, тем более – в Армении, находятся в зачаточном состоянии, на стадии формирования, задачи не сформулированы, масштабы, направления и методология предстоящей работы остаются неосознанными.

И на этом фоне Д.Киселев заявляет, что Америка «проигрывает информационную войну» России[27]. Факт в том, что то же самое констатировало и Американское федеральное агентство по международному вещанию за два с половиной года до этого заявления[28], что свидетельствует о больших возможностях российской пропаганды. При этом, если западные СМИ, в том числе финансируемые государством иновещательные компании, основываются на принципе взвешенности и достоверности, то российская пропаганда широко практикует тиражирование фейков или попросту лжи[29].

В отличие от Грузии, где СМИ и государство успешно сотрудничают[30] с Группой стратегической коммуникации ЕС[31], созданной для противодействия российской пропаганде, в Армении подразделениям российской пропаганды созданы комфортные условия, и Россия гибридную войну в ее информационном компоненте в совокупности с другими задействовала фактически в «одни ворота», не сталкиваясь с противодействием, не считая усилий гражданского общества – ряда неправительственных организаций и СМИ.

Related image

За последние несколько месяцев информагентство «Спутник-Армения», являющееся армянским подразделением российского государственного агентства «Спутник», занимается тиражированием дезинформации, конспирологических теорий, фейков в соответствии с адаптированной к армянским реалиям повесткой – дискредитация отношений Армения-ЕС, Армения-Запад, общечеловеческих, европейских ценностей, представление их «аморальности» и противопоставление «традиционным» и др., вброс нарративов антисемитизма, а также запугивание «будущими катаклизмами».

Броские заголовки публикаций весьма красноречивы и в детализации не нуждаются. В частности:

- «Они хотят забрать детей из семей, или Армения на пороге гражданской войны?»[32];

- «Пентагон готовит "бомбы" для Еревана: биолаборатории США угрожают армянам?»[33];

- «Армению ждут инцест-парады, или Куда нас заведет пропаганда ЛГБТ»[34];

- «Армяне Иерусалима: при виде нас ортодоксальные евреи плюются»[35];

- «Соглашение с ЕС как угроза безопасности Армении: у Еревана отберут АЭС?»[36];

- «Почему Армения не дождется уступок от ЕС: разоблачаем мифы о "партнерстве"»[37];

- «Польский засланец Запада. Варшава заигрывает с Ереваном, чтобы обставить Москву?»[38].

Вышеприведенные заголовки – лишь часть резко участившихся агрессивных публикаций аналогичной направленности, стиля и содержания, и укладываются в «глобальную» повестку российской пропаганды[39].

Image result for информационно-пропагандистская войн

Можно также сделать вывод, что при всем при том, что официальная Москва не высказала никаких возражений насчет Соглашения Армения-ЕС о всеобъемлющем и расширенном партнерстве, к самому факту его подписания Москва относится с нескрываемой враждебностью.

Политико-дипломатические, торгово-экономические, лоббистско-коррупционные компоненты гибридной войны также эффективно задействованы в Армении, и тем самым, Армения устами своих же соответствующих должностных лиц озвучивает позиции, исходящие из интересов не Республики Армения, а России.

В частности, речь касается не только решения 3-го сентября 2013г, но и отношений с Газпромом и Роснефтью, но и отказа от развития экономических связей на стратегическом уровне с Ираном, создания препон в отношениях с Грузией, даже с Китаем[40], подчинения своим интересам позиции Армении в ходе голосований по вопросу украинского Крыма.

Следует подчеркнуть, что с ратификацией[41] Ереваном соглашения[42] об объединенной группировке войск с Россией и соглашения по присоединению республики к российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группе (МФПГ) «Оборонительные системы» Россия не только получает широкие возможности для разведки и контроля, но и закрепляет эти возможности юридически.

 

СКЛАДЫВАЮЩИЕСЯ РЕАЛИИ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

О кризисе либеральной демократии не только твердит российская пропаганда, но и в этом не опровергают ее и в Европе и США. После кризисов 30-ых и 70-ых гг прошлого века это ее третий кризис[43] глобального масштаба, и на фоне крайне вялого сопротивления Россия атакует по всем направлениям настолько, насколько позволяют ее ресурсы – политические, военные, финансовые, интеллектуальные и др. с целью реванша после поражения в Холодной войне и установления нового миропорядка, в котором по меньшей мере постсоветское пространство будет признано как зона ее эксклюзивного влияния.

Image result for Putin

На фоне отсутствия решительных намерений[44] в регионе в силу внутренних системных и институциональных проблем в США и Европы, а также ряда внутренних системных изъянов в Армении Россия своими гибридными действиями за последние годы сумела подчинить своим интересам всю политику Армении, и свобода действий Еревану предоставлена лишь в той мере, в какой она не пересекается с интересами Москвы.

Армения в силу своей интегрированности в российскую систему и зависимости от нее впитала все ее системные изъяны – коррупционно-олигархическая монопольно-олигопольная экономика, сращивание бизнеса и политики, общественная апатия. Процесс деинституционализации в России и установление персоналистского авторитарного режима Путина также оказывают самое негативное воздействие на внутреннюю жизнь Армении.

Все это в совокупности ограничивает возможности Армении для ответа на вызовы, и прежде всего – на вызовы безопасности, главным генератором которых является нынешняя Россия и нынешнее качество армяно-российских отношений.

Однако, при всем при этом, остались факторы и предпосылки, опираясь на которые, можно, как представляется, обеспечить относительную безболезненность выходов, избежание катастрофических сценариев и продолжительность хода независимой государственности в этот крайне сложный и полный неопределенностей период мировой истории.

 

НОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ АРМЕНИЯ-ЕС: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДИВЕРСИФИКАЦИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

Армения имеет возможности для диверсификации своих политик, и в этом отношении уже парафированное и готовое к окончательному подписанию Соглашение[45] с Европейским Союзом о всеобъемлющем и расширенном партнерстве (СЕРА) эти возможности в значительной мере расширяет.

Это позволит Армении покрыть стратегический изъян, состоящий в том, что у Армении в российских союзах (ОДКБ и ЕАЭС), фактически, нет партнеров, а членство в этих союзах является лишь компонентом двусторонних отношений с Россией, но не с другими странами-членами, с которым у Армении нет ни общих границ, ни адекватного объема и уровня отношений, ни общности интересов в ключевых для Армении вопросах[46].

Image result for Евразийский Союз Путина

Несмотря на внезапный отказ Армении 3-го сентября 2013г от Соглашения об Ассоциации с ЕС и его крайне негативные политические последствия[47], Ереван и Брюссель не оставляли попыток поставить на новую основу отношения Армения-ЕС, и Ереван парафировал СЕРА. Следует отметить, что содержащаяся в соглашении формулировка по Нагорному Карабаху[48] о том, что признается «важность приверженности Республики Армения мирному и прочному урегулированию нагорно-карабахского конфликта и необходимости достижения такого урегулирования как как можно скорее, в рамках переговоров, проводимых сопредседателями Минской группы ОБСЕ; также признавая необходимость достижения этого урегулирования на основе целей и принципов закрепленных в Уставе ООН и Хельсинкском Заключительном акте ОБСЕ, в частности те, которые связаны с тем, что нужно воздерживаться от применения силы или угрозы ее применения, территориальной целостности государств и равных прав и самоопределения народов и отражены во всех декларациях, выпущенных в рамках Сопредседательства Минской группы ОБСЕ после 16-го заседания Совета министров ОБСЕ 2008 года; также отмечая заявленное обязательство Европейского союза поддержать этот процесс урегулирования;» - это весомый фактор безопасности Армении и Нагорного Карабаха.  

Основанием такого утверждения является то, что в настоящее время в европейской политике сформировался консенсус по конфликтам на постсоветском пространстве: конфликты на территории Грузии, Молдовы и Украины должны быть разрешены исключительно на основе принципа территориальной целостности указанных государств, тогда как по Нагорно-Карабахскому конфликту указываются три Хельсинкских принципа – территориальная целостность, неприменение силы и угрозы применения силы, самоопределение народов. К тому же, дефиниция «народ Нагорного Карабаха» использовалась неоднократно во внешнеполитических заявлениях и документах Госдепартамента США. Нагорно-Карабахский конфликт – единственный на постсоветском пространстве, где благодаря Минской Группе ОБСЕ, в которой РФ – лишь одна из стран-сопредседателей, Россия не смогла реализовать[49] полностью свои намерения и ввести туда своих миротворцев, и МГ ОБСЕ является весомым сдерживающим фактором в этом отношении, чем и обусловлено недовольство и противодействие работе этого формата со стороны Москвы, Баку и Анкары.

Достижением в этом соглашении является также то, что, фактически, не только сохранена политическая часть отвергнутого Соглашения об Ассоциации Армения-ЕС в редакции 2013г, но и расширена рядом новых положений. Однако, значительно сокращена экономическая часть, т.к. не предусматривается зона свободной торговли, и приведена в соответствие с юридически закрепленными обязательствами Армении в рамках ЕАЭС.

Серж Саргсян

Вопрос Мецаморской АЭС в Соглашении также оговаривается с выгодной для Армении точки зрения. Дорожная карта или План действий, которые предстоит сформировать, предполагает «закрытие и безопасное снятие с эксплуатации атомной электростанции в Мецаморе», принимая во внимание «необходимость его замены новым потенциалом для обеспечения энергетической безопасности Республики Армения и условий для устойчивого развития»[50]. Это позволяет рассчитывать при наличии политической воли не только на диверсификацию энергетической системы и энергетической политики в целом, но и в атомной отрасли, для развития которой необходимы более современные западные технологии.

К моменту публикации исследования Москва официально не высказала каких-либо возражений по поводу предстоящего Соглашения, но и не заявила об отсутствии возражений. И вопрос того, какой будет ее реакция к моменту подписания – остается открытым, особенно на фоне пассивности США в этом вопросе. Как уже отмечалось, подразделения российской пропаганды в Армении развернули информационную атаку на Соглашение.

С другой стороны, открытым остается вопрос Заключительной совместной декларации на саммите Восточного Партнерства в Брюсселе. Ряд европейских стран под влиянием Азербайджана стремится к изменению формулировок по Нагорно-Карабахскому конфликту в Рижской декларации (21-22 мая 2015г), где говорится, что вновь заявляется «о своей полной поддержке посреднических усилий сопредседателей Минской группы по нагорно-карабахскому конфликту, в том числе на уровне президентов и их заявлений начиная с 2009 года».

Related image

Дополнительным фактором в актив сторонников изменения формулировки является вопрос Каталонии, в отношении которого в ЕС выработался консенсус в пользу единства Испании. Однако, следует учесть, что Каталонский вопрос не может быть поставлен на одну плоскость с Нагорно-Карабахским, поскольку правовые основы в случае с Каталонией входят в прямое противоречие с Конституцией Испании и только 43% приняло участие в референдуме. Тогда как Нагорный Карабах организовал референдум в полном соответствии с действующими на его момент законами и с возникновением Азербайджанской республики не находился под его контролем, к тому же невозможно не учесть фактор войны, развязанной Азербайджаном, и угрозу физической безопасности народа Нагорного Карабаха.

Следует также подчеркнуть, что усилия Азербайджана по подрыву Соглашения Армения-ЕС полностью укладываются также в русло российской стратегии, поскольку их успех облегчит игру в регионе по российским правилам.

Представляется, таким образом, что подписание Соглашения Армения-ЕС имеет также региональное значение и измерение, и способно стать новым фактором региональной стабильности[51].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: РЕГИОНАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

В настоящее время мир переживает третий кризис либеральной демократии, одним из проявлений которого является определенная дисфункциональность внешней политики США в целом и отсутствие стратегии в отношении России и постсоветских стран-членов Восточного Партнерства, отсутствие региональной стратегии на Южном Кавказе. Вследствие этого имеет место деградация ситуации, неадекватное реагирование на кризис, что проявляется в следующем:

- В Европе остается значимым тренд на продолжение дел с Россией, что является фактически легитимацией политики Путина. Хотя, следует также отметить, что позиция[52] Еврокомиссии по «Норд Стрим-2» способна подорвать усилия «Газпрома» и России по дальнейшему коррумпированию политической элиты Европы.

- Институциональное ослабление Запада как системы европейской и глобальной безопасности продолжается, и в связи с этим признание Караганова[53] в том, что «этот порядок Россия действительно своими действиями сознательно рушит», появление в Европе впервые после Гитлера нового агрессора, который аннексирует часть государства-соседа, из остальных соседей строит «зону привилегированных интересов» - все это, как представляется, остается без должного внимания и адекватной оценки на фоне, в первую очередь, морального кризиса. А заявление близкого к Кремлю деятеля суть признание и констатация того, что Россия – главный поджигатель «первой мировой гибридной войны», которая по причине своей размытости и преобладания невоенных форм ее ведения пока остается даже неосознанной. Хотя, в американской политической элите, в частности, вмешательство России в выборы в США уже расценивается как военные действия[54].

Image result for Russia Today and hybrid warfare

- На фоне усугубляющегося глубокого кризиса либеральной демократии мало внимания уделяется одному из важных компонентов гибридной войны – международной коррупции, соизмеримой по своим масштабам угрозы с международным терроризмом. Принятый Конгрессом США Акт о противодействии противникам Америки посредством закона о санкциях[55] может стать ключевым фактором в нейтрализации международной коррупции, однако, двухпартийная группа конгрессменов подняла вопрос о том, что Белый дом не действует в соответствии с актом и откладывает усиление давления на Россию[56].

- В развязанной Россией информационной войне, как важном элементе гибридной войны, инфраструктура противодействия остается крайне слабой и неадекватной масштабам угрозы. Факт в том, что нет института, который способен эффективно бороться с информационными диверсиями, фейками и процессом, источниками их генерации, которые, как уже доказано, системно и эффективно работают под покровительством российского государства, обслуживая ее интересы.

- Ухудшение отношений США-Иран, угроза прекращения действия договора по ядерной программе Тегерана, продолжающиеся противоречия в американских институциях по данному вопросу способны сцементировать треугольник Москва-Тегеран-Анкара. И находящийся в стадии оформления подход в отношении региона Южного Кавказа как на «нечто между» в этом треугольнике сугубо с точки зрения «реалполитик» в определенных политических кругах на Западе способно генерировать в регионе дальнейшую деградацию ситуации и угрозы экзистенциального характера ввиду его фрагментированности и обилия разных конфликтов. Кроме того, это подрывает усилия в формировании основ неделимой Черноморской безопасности, где роль Южного Кавказа, Украины – не иначе как ключевая.

- На фоне отсутствия стратегии США предоставление разрешения ситуации на Востоке Украины только европейским посредникам резко увеличивает возможность консервации конфликта в Донбассе, после чего Россия получит на фоне деградации ситуации на Южном Кавказе полную свободу рук. Наметившаяся в Грузии тенденция отхода от демократических норм, усиление российского влияния, «бордеризация», то есть периодическое передвижение линии соприкосновения на север Грузии, что есть ползучая интервенция и оккупация, а также скептицизм в политическом классе и обществе в вопросе евроатлантической интеграции страны – все это ключевые факторы, лишающие официальный Ереван альтернативы, а Армению – возможностей противодействия реализации «Доктрины Путина» применительно к нашей стране.

P.S. Автор приносит благодарность Давиду Шахназаряну за содействие в составлении текста исследования и Евгению Магде за предоставленную информацию.


ССЫЛКИ


[1] Brezhnev Doctrine, Wikipedia

[3] Концепция внешней политики Российской Федерации, Пункт 44, Официальный сайт МИД РФ, 12.02.2013,

[4] Putinism Looms, William Safire, The New York Times, 31.01.2000

[5] The Putin Doctrine, Russia's Quest to Rebuild the Soviet State, Leon Aron, «Foreign Affairs», 08.03.2013, на русском языке – на сайте Centrasia.ru

[6] Там же.

[9] Будущий миропорядок, Сергей Караганов, Российская газета, 07.09.2017

[10] Там же.

[12] Геополитическая доктрина Брежнева, Доклад Анатолия Громыко 19 декабря 1996 года к 90-летию со дня рождения Л.И.Брежнева на расширенном заседании Комитета Государственной Думы по вопросам геополитики

[13] Там же.

[14] Там же

[16] Ценность науки в предвидении, Валерий Герасимов, Военно-промышленный курьер, 26.02.2013

[19] The Gerasimov Doctrine. By Molly K. McKew, Politico Magazine, September/October 2017, в переводе на русский – Иносми.Ру, 07.09.2017

[24] «Гибридная агрессия России: уроки для Европы», Евгений Магда, стр. 28, Kalamar, Киев, 2017

[25] Там же.

[26] «Гибридная агрессия России: уроки для Европы». Евгений Магда, стр. 31, Kalamar, Киев, 2017

[48] Comprehensive and Enhanced Partnership Agreement between the European Union and the Republic of Armenia, p. 8, Official website of Council of the European Union, 25.09.2017

[50] См. ссылку 48, стр. 46

[53] См. ссылки 9 и 11.

[56] Сенаторы США возмущены тем, что Трамп еще не ввел новые санкции против РФ, KP.ru, 12.10.2017

 

Исследование была опубликована в: «Аравот»

Программа  “Улучшение обсуждений политики безопасности в Армении” (NED)

Армянский Институт вопросов Международной Безопасности (АИМОБ)