Автор: Ruben Mehrabyan

Нынешний кризис, который привел к бархатной революции, революция стала его производной, придет к своему финалу только с внеочередными выборами. И пусть уже политический «инстинкт» диктует, где действовать молотом, а где – скальпелем, но безоговорочно оставаясь верными госпоже правосудия – Фемиде.

Фото:

Внеочередные выборы – финал кризиса

Судебная система в Армении, в сущности, оказалась в парализованном состоянии, заявил премьер-министр Никол Пашинян, поясняя, что судьи, по всей видимости, привыкли работать, «сверяясь с верхами». А когда «верхи» принципиально не спускают инструкций, то судьи действительно не знают, как поступать.

Понятно, что люди, годами занимая эти должности, именно так и работали, система так работала, именно для этого и работала, была придатком исполнительной власти, а люди подбирались именно с такими качествами, и работали сообразно этому. Годами действовал принцип фашистской Италии, определенный самим дуче – Бенито Муссолини: «Друзьям – все, врагам – закон».

И вдруг в один из дней связь между совещательной комнатой и «верхами» прервалась. Бедный судья! Как поступить, когда ничего не говорят ни из «верхов», ни из прокуратуры? Остается он сам, его совесть, расследуемое им дело, его знания и самое главное – закон, на основе которого он должен принять судьбоносное и ответственное решение.

И пока что остается неизвестным, какая часть судебной системы готова принимать самостоятельное решения. А система прокуратуры, следственная система – слишком ли отличаются от судебной системы? Или система полиции отличается, или другие структуры, которые «выдают разрешения» или «ловят людей»? Новоназначенный директор Службы национальной безопасности Артур Ванецян в ходе встречи с журналистами рассказал, что в Комитете государственных доходов некоторые уже склоняют его имя, пытаясь «продвигать» какие-то свои дела, и он был вынужден позвонить новоназначенному руководителю КГД и сообщить, что это исключено.

Стало быть, мы имеем дело с ситуацией, когда «верхи» сменились под давлением общества – в результате бархатной революции, однако, подчиненные им «низы» не приучены к тому, чтоб принимать решения в своей повседневной деятельности только на основе закона, с оглядкой на закон, а не на «верхи». И парализованной может быть не только судебная, но и многие другие системы. Конечно, время берет свое, и уровень институциональной состоятельности несравним с ситуациями двадцатилетней давности, но тем не менее, зафиксированный Николом Пашиняном паралич вполне закономерен, и показывает, как в течение прошедших лет «рыба гнила» именно с «головы», передавая свою гнилость с «головы» к «туловищу».

«Гнилые головы» из исполнительной власти выведены, и теперь настало время начать чистить «рыбу» с «хвоста». Глава СНБ заявляет, что в «традиционно коррумпированных» системах и ведомствах взята временная пауза, в связи с известным изменением политической ситуации. И пока что нет никакой институциональной гарантии, что это «коррупционное перемирие» не прекратится короткое время спустя.

Да, в Армении тщательно выстроенные коррупционные системы остаются не демонтированными, пока не внедрены механизмы должной транспарентности и обратной связи, которые придут исключать коррупционную деятельность, выведут на поверхность конфликт интересов в случае того или иного должностного лица, госзаказ и тендеры избавят от «откатов», и наконец, отделят бизнес от политики. Новое правительство проявляет волю в направлении демократизации (Democratization), что еще нуждается в институциональном закреплении. Однако, параллельно с этим, не менее необходимы две следующие «De-» — политическая и экономическая демонополизация (Demonopolization) и декриминализация (Decriminalization). На нынешнем этапе для Армении эти три «De-» являются императивами с точки зрения обеспечения национальной безопасности и внутренней стабильности, а для нового правительства – главным залогом политической жизнеспособности.

Общество Армении своей волей и энергией неделями ранее принудила к отставке старое правительство, и принудила мирно, проявив удивительный уровень сознания. Общественное доверие пока что остается и еще некоторое время останется единственной опорой нового правительства. И чтобы придать этим трем «De-» необратимость, исключительной гарантией могут быть только внеочередные выборы – как в Национальное Собрание, так и в Совет старейшин Еревана. В последние дни мы увидели, что неорганизованное, стихийное, с малочисленными участниками, и еще немного эпатажное общественное давление недостаточно, чтобы мэр Еревана Тарон Маргарян подал в отставку, и это давление может столкнуться с находящимся в его распоряжении и мобилизованным административным и криминальным ресурсом.

Следовательно, так стихийно, «силой улицы», проблемы больше не решаются, если нет скоординированного подхода, и пока нет ясности, что намерено делать пользующееся безоговорочной поддержкой общества правительство, нет ясности, какова его позиция. Тем более, не секрет, что Ереван – это половина Армении, чрезвычайно важная половина в политическом отношении. По всей видимости, Программа Правительства, которая должна быть представлена Национальному Собранию, ответит на многие вопросы, в том числе и в первую очередь – когда и как достичь перевыборов Национального Собрания и советов старейшин Еревана, других крупных городов.

Это аксиома, что до 2022 года нынешнее правительство не может продолжать опираться только на общественное доверие, оставаясь сидеть на «мине» республиканского большинства, тогда как ни одно из этих трех «De-» им не по душе, мягко говоря. Это большинство Сержа Саргсяна, а также, как запасной вариант, большинство Карена Карапетяна, которое не имеет никакого отношения с общественными настроениями и общественным интересом. И нынешний кризис, который привел к бархатной революции, революция стала его производной, придет к своему финалу только с внеочередными выборами. И пусть уже политический «инстинкт» диктует, где действовать молотом, а где – скальпелем, но безоговорочно оставаясь верными госпоже правосудия – Фемиде.

22.05.2018

Источник: «АРАВОТ»